ВАТАНЫМ
Об обществе
Правление
История
Программы
ТАТАРСКИЙ МИР
О газете
Структура
Архив
Редсовет
ВОСТОЧНЫЙ СВЕТ
О журнале
Структура
Архив
Редсовет
АКТУАЛЬНЫЕ МАТЕРИАЛЫ
ПАРТНЕРЫ
АВТОРЫ
ПОДПИСКА

ГОРНАЯ СТРАНА ПАМИР

Николаев А.Н.

Фотографии А. Николаева, В. Чехлова, В. Финашкина, Ю. Медведева, А. Трофилькина, В. Жирова.


Статья написана членом редколлегии А.Н. Николаевым, который в 2008 году по заданию редакции путешествовал по Памиру и собрал уникальный материал, часть которого мы здесь приводим. Редакция планирует опубликовать в последующих номерах его материалы о древних городах Великого Шёлкового пути.


ДОРОГИ ПАМИРА

Ни в одной стране мира не было такого разнообразия красот природы, как в Советском Союзе. И в этом параде красоты у Памира было своё особое место. Памир был самой высокогорной частью СССР. Но не только высота горных вершин отличала Памир от других красивейших мест страны. Он расположен в Центральной Азии между горными системами Гиндукуша и Каракорума на юго-западе, хребтами Гиссаро-Алая на севере и Куэньлунем на востоке. Через него шёл, хотя и не простой, караванный путь из Индии и Передней Азии в Китай и из Индии в Среднюю Азию. Караванные тропы в разных частях Памира были участками Великого Шёлкового пути. Памир был связующим звеном между древними цивилизациями.

По древним караванным тропам прошли через Памир искатель буддийских рукописей и ученый китаец Сюань Цзан, венецианский купец и путешественник Марко Поло, португальский католический миссионер Бенедикт Гоэш. По преданию дошел до Памира и Александр Македонский. Многие жители Памира считают себя потомками его воинов. Легенды придали Памиру таинственность. Некоторые мыслители помещали там центр древнейшей цивилизации. Другие считали его обиталищем «снежного человека».

В советское время Памир был сравнительно легко доступен. Он отличается стабильностью погоды в летние месяцы. Красота, благородство, спокойная величавость Памира поражают с первого взгляда. Свою суровость и грозность он может показать не сразу – даст время оценить опасность. Гармония этих качеств неодолимо притягивает к себе и неопытных юнцов, и уже потерявших силы пенсионеров, и профессионалов геологов, гляциологов, ботаников, метеорологов, шофёров, лётчиков, и альпинистов, и туристов. Многие из побывавших на Памире попадали в плен его непостижимого очарования до конца жизни, которая для некоторых именно из-за этой привязанности оказывалась трагически короткой. В ходу было выражение: «Памирец – понятие нравственное».

Вид на Центральный Памир с перевала Минбулак - Памиро-Алай

Издалека центральную часть Памира можно увидеть, если подняться на гребень лежащего к северу от Памира Алайского хребта в его средней части. Таким, должно быть, и увидел Памир в 1871 году первый серьёзный исследователь горной части Туркестана Алексей Павлович Федченко, заглянув «в даль с перевала так далеко, что захватило дух».

Названия видимым в кадре вершинам давали позже. В центре – пик, ранее известный сначала как пик Сталина, затем как пик Коммунизма, а теперь – это пик Исмаила Самани, слева от него – пик Евгении Корженевской, а справа – пик Москва.

С севера Памир ограничен идущими в широтном направлении Заалайским хребтом, стена которого остановила Федченко, и хребтом Петра I. Видно, что почти все крупные хребты, за исключением хребта Академии Наук в центре Памира, идущего вдоль левого борта ледника Федченко, и хребта Зулумарт вдоль правого, имеют широтное направление. Нитка Памирского тракта Ош-Мургаб-Хорог-Душанбе огибает Памир с востока, юга и запада.

Это одна из самых сложных в мире автодорог. В советское время много усилий тратилось на поддержание трассы в рабочем состоянии, а теперь она стала чрезвычайно опасной. Часты аварии. Движение по ней теперь незначительное. В советское же время автомобили шли непрерывно. Везли удобрения, сельскохозяйственную технику, стройматериалы, бензин, оборудование для высокогорных научных станций и обсерваторий, продукты питания, одежду. Ответвления от тракта позволяли добраться автомобилем до мест, от которых можно начинать полные приключений пешие и водные путешествия.

Если начинать свой путь на Памир на автомобиле по Памирскому тракту из веселого и яркого города Ош, расположенного на территории Киргизии в восточной оконечности Ферганской долины, то, миновав невысокий перевальчик Чигирчик и долину реки Гульча, попадём на перевал Талдык высотой 3650 м через Алайский хребет в Алайскую долину. На перевал Талдык ведёт длинный и утомительный для шофёров серпантин. Спуск с него приводит к посёлку Сарыташ в Алайской долине. Бесчисленные стада овец перемещаются этим путем в Алайскую долину весной, а осенью обратно.

Если ночевать в Сарыташе, то ранним бодрящим утром почувствуешь себя на пороге неведомой страны. Уже освещены солнцем шеститысячники восточной оконечности Заалайского хребта пики Заря Востока высотой 6346 м и Курумды высотой 6555 м.

Поселок Сарыташ

Сарыташ – типичный киргизский посёлок высокогорья с домами простой неказистой архитектуры. Наверное, вся потребность в красоте у жителей таких посёлков удовлетворяется окружающей природой, у которой этой красоты сверх любой меры. Широкая Алайская долина (местами ширина более 40 км) идёт в направлении восток – запад между высоким хребтами Алайским и Заалайским, спускающимися в долину мягкими травянистыми отрогами. В течение суток освещённость покрытых снегом и льдом горных вершин и отходящих от них прихотливо изгибающихся отрогов постоянно меняется, играя бесконечным множеством оттенков. Громадное небо над всем этим пейзажем, либо абсолютно чистое, либо заполненное стаями громоздящихся друг на друга облаков, то белоснежных днём, то пылающих на закате и восходе, вливает в эту мощную и неподвижную красоту динамику жизни.

Из Сарыташа можно свернуть с Памирского тракта на запад вниз по Алайской долине вдоль текущей между Алайским и Заалайским хребтами реки Кызылсу к посёлку Дараут-Курган и далее на запад в долину реки Сурхоб в Таджикистане. Из Алайской долины наиболее привлекательна для путешествий и восхождений часть Заалайского хребта, примыкающая к его высочайшей точке – пику Ленина (высота 7134 м).

Если же из Сарыташа продолжить путь по Памирскому тракту на юг к перевалу через Заалайский хребет с названием Кызыларт, которое в переводе с киргизского означает «красный перевал», то, поднявшись на него, оказываемся уже на Памире, или в Горном Бадахшане, трудящиеся которого в советское время приветствовали всех прибывших на перевал отлитой в металл надписью. Высота перевала -
4280 м.

С перевала дорога спускается в долину реки Маркансу, которая имеет сток в восточном направлении в Китай.

Летом её русло в верховье полностью пересыхает. Растительность отсутствует. Через долину с древних времён шла караванная тропа. В долине Маркансу обнаружены остатки костров со стоянок возрастом 8-9,5 тысяч лет. Сжигали в кострах арчу, иву, то есть напрашивается вывод, что арча и ива росли в то время в долине Маркансу, а следовательно, и сама долина была в то время на меньшей высоте. Соответственно можно оценить и скорость роста высоты. Получается что-то около 5-7см в год. Были здесь обнаружены и орудия труда первобытного человека. А если экстраполировать в далёкое прошлое, то можно представить Памир как лесистую область с реками и озёрами, где водилось множество зверей и птиц, настоящий земной рай, который, возможно, и стал колыбелью цивилизации.

А теперь долина Маркансу – самое суровое место на плоскогорье Восточного Памира. Даже в летнее время по ночам всегда заморозки. Во второй половине дня поднимается сильный ветер. Возможны внезапные пыльные и снежные бури. По свидетельствам очевидцев, вдоль древней тропы в прежние времена валялись груды костей и мумифицированные трупы вьючных животных, оставшиеся от проходивших когда-то караванов.

Через невысокий водораздел Памирский тракт выходит к озеру Каракуль, над которым вдали возвышается Заалайский хребет.

Невдалеке от озера располагалась пограничная застава – рядом Китай. Граница идёт по имеющему меридиональное направление хребту Сарыкол. Теперь здания погранзаставы и радиолокатора взорваны. Заколочены окна гостиницы для шофёров в поселке Каракуль, где в советские времена каждую ночь останавливались несколько десятков шофёров – такая была интенсивность движения на Восточном Памирском тракте.

Если после озера Каракуль свернуть с Памирского тракта на юго-запад к реке Кокуйбель, то можно добраться до реки Танымас. Сверкающая вечером отдельными рукавами реки долина Танымаса уводит вверх уже в совершенно безлюдные места на морены и ледники. К леднику Федченко – самому длинному долинному леднику мира. К леднику Грумм-Гржимайло – второму по величине на Памире. Проход вдоль реки Танымас несложен. К реке же Танымас дорога спускается опасным для машин вьющимся по склону серпантином, проходить который решается не всякий шофёр и не в любое время. Вниз по Танымасу, который после слияния с рекой Кокуйбель образует реку Кудара, дорога приводит к началу реки Бартанг, впадающей в главную реку Памира – Пяндж.

От озера Каракуль Восточный Памирский тракт выводит на просторы Восточного Памира через самый высокий на территории СНГ автомобильный перевал Ак-Байтал высотой 4655 м.

Название Восточный Памир закрепилось в обиходе для восточной части таджикского Памира, хотя далее к востоку на китайской территории находится ещё китайский Памир с высотой вершин большей, чем у самых высоких вершин таджикского Памира. Восточный Памир – это плоскогорье с суровым резко континентальным климатом.

В центре Восточного Памира, на высоте 3658 метров над уровнем моря, военный инженер штабс-капитан А.Г. Серебренников из отряда полковника Ионова построил 1892 году земляной редут с двумя насыпными площадками для пулеметов «Максим». Укрепление назвали Памирским постом. Сейчас здесь посёлок Мургаб – столица Восточного Памира. Населён преимущественно киргизами. Есть несколько отелей. Об их звёздности говорить не приходится. Число туристов из стран Европы, Японии, США, посещающих Восточный Памир, постоянно растёт.

Вот, например, отель «Дружба» с замечательным хозяином – киргизом Жархыш-баем. Говорят, у него было 17 жён. Он много знает и многое умеет. И делать технические изобретения, и сочинять стихи и музыку для них, и сам исполнять их. Его дом украшен фотографиями славного советского прошлого, почётными грамотами и предметами народного творчества.

От посёлка Мургаб Памирский тракт идёт по просторам Восточного Памира широкими и ровными долинами рек Мургаб и Аличур и выходит через перевал Койтезек высотой 4271 м в долину реки Гунт, у впадения которой в главную реку Памира Пяндж расположена столица Горного Бадахшана город Хорог. Хорог расположен на высоте 2200 м. Участок Ош-Хорог длиной 728 км построен в 1931-1934 годах.

На перевале Ак-Байтал

Другой путь на Памир – из столицы Таджикистана Душанбе. Западная часть Памирского тракта, начинающаяся в Душанбе, огибает западную оконечность хребта Петра I и ведёт на юг из долины реки Обихингоу через перевал Хабуработ высотой 3270 м в долину реки Пяндж.

По ней проходит граница Тажикистана с Афганистаном. Западный Памир отличается от Восточного резкой расчленённостью рельефа с высокими хребтами и ледниками. Вытекающие из-под ледников бурные реки имеют преимущественный сток в направлении с востока на запад в реку Пяндж, огибающую Памир с юга и запада.

По Пянджу Памирский тракт доходит до Хорога – столицы Горного Бадахшана, откуда имеются ответвления в бассейн реки Шахдара, а также далее по реке Пяндж в сторону курорта Гарм-Чашма и посёлка Ишкашим на Юго-Западном Памире.

Участок Памирского тракта Душанбе – Хорог длиной 536 км был построен при громадном воодушевлении и энтузиазме строителей за 110 дней в 1940 году и был назван тогда именем Сталина. Западный Памирский тракт – один из древнейших караванных путей, входивших в так называемый Великий Шёлковый путь.

На севере Памира наиболее привлекательна для попадания на Центральный Памир река Ванч – самый северный из крупных притоков Пянджа на территории Памира. Дорога от Пянджа вверх по реке Ванч приводит сначала в кишлак Ванч, где в советское время был аэродром, и рейсы самолётов местной авиалинии были регулярными. Затем дорога проходит на восток через всю долину Ванча к самому верхнему кишлаку Пой-Мазар и далее через мост над рекой Абдукагор, который река часто сносит, можно доехать до базы геологов – поселка Хрустальный у языка ледника Медвежий. От моста начинаются маршруты на ледник Федченко по реке Абдукагор и по леднику Географического общества.

Отель Дружба В отеле Дружба

Один из простейших путей на Центральный Памир (исключая вертолётные заброски) начинается из долины реки Муксу, текущей на запад с южной стороны Заалайского хребта. На слиянии рек Муксу и Кызылсу, текущей по Алайской долине расположен кишлак Ляхш, где есть аэродром. Сюда можно добраться и автотранспортом из Душанбе по долине реки Сурхоб, которая образуется от слияния рек Муксу и Кызылсу. Это также участок древнего караванного пути, входившего в один из вариантов Великого Шёлкового пути. Его продолжение ведёт в Алайскую долину и далее в Китай.

От моста через Муксу, за которым на левом берегу реки расположен кишлак Мук, имеется лишь короткий участок автомобильной дороги до летовки Кандоу.

Левые притоки Муксу начинаются из-под ледников на склонах хребта Петра I. Чуть выше моста через Муксу в неё впадает первый левый приток – река Дуванасу. Она вытекает из-под сравнительно небольшого ледника Музгазы (Ошанина), окружённого красивыми пиками в хребте Петра I и его отрогах. Следующий вверх по течению приток Муксу – река Шагазы течёт по короткому лесистому ущелью.

Ещё выше по течению Муксу крупным притоком является река Сугран, прорывающаяся к Муксу через узкую щель в скалах. Тропа в верховья Суграна идёт через мостик над этим каньоном, на дне которого ревёт бешеный поток.

Ущелье реки Сугран также лесистое. Кроме довольно крупного ледника Сугран сток в реку Сугран дают также ледники Бырс, Гюльчат, Шини-Бини, Надежда, Вера. В их верховьях много сравнительно простых перевалов через хребет Петра I и его отроги.

Если от летовки Кандоу перед устьем Суграна перейти на правый берег Муксу по узенькому пешеходному мостику, то можно продолжить путь вверх по Муксу до скальных прижимов по обоим её берегам, через которые нет простых проходов. Золотоискатели и охотники использовали для переправы на левый берег натянутый над рекой стальной трос.

Переправившись по тросу и пройдя через невысокий перевальчик Томаша, на котором стоит удивительный камень – чудо природы, попадаем в довольно лесистую и уединённую долину реки Хадырша. Из неё перевалы различной сложности через боковые отроги хребта Петра I дают возможность попасть в бассейн Суграна и на ледник Фортамбек, то есть уже собственно в центр Памира к пикам Коммунизма, Евгении Корженевской, Москва и к Фирновому плато.


РАСТИТЕЛЬНОСТЬ НА ПАМИРЕ

Левые притоки Муксу – одни из самых лесистых мест на Памире. Такие лесистые места на Памире наперечёт. Есть, например, довольно красивые рощицы на реке Лянгар, текущей с юга в Ирхтский залив Сарезского озера. В этих рощицах много редкой для Памира берёзы. Берёза есть и в рощах урочища Топтал при впадении реки Кокджар в реку Танымас, и в лесочках у языка ледника Гармо, где традиционно располагался знаменитый Зелёный лагерь – базовый лагерь большого числа серьёзнейших альпинистских экспедиций советского времени.

Но самое главное дерево Памира – это арча (древовидный можжевельник). Внизу при обилии влаги – это довольно мощные, хотя и сравнительно невысокие деревья, иногда с закрученными в спираль стволами. Вверх над языками ледников отдельные уже невысокие деревца арчи забираются даже выше других кустарников и трав. Арча живёт до тысячи и более лет. В арчевых рощицах приятная прохлада и густой запах можжевельника. Высохшие стволы арчи образуют странные, причудливые, напоминающие птиц и зверей фигуры, иногда мрачные и страшноватые.

Сухая арча – прекрасное топливо. Запах дыма горящей в очаге арчи – это один из запахов Памира. Он остаётся в памяти как одна из дорогих сердцу особенностей Памира, которые неудержимо влекут снова побывать в этом прекрасном и благородном крае.

Почти повсюду по берегам рек на высоте 2-3 км растёт облепиха, из которой при наличии свободного времени и лишнего сахара можно приготовить вкусный компот – замечательное дополнение к скудному рациону путешественника. Часто встречается и чёрная смородина, но самая вкусная из дикорастущих ягод – сладкая и мягкая, хотя и мелкая, вишня. Барбарис, кусты которого осенью, как жаркие костры, горят среди прочей растительности, также может быть употреблён в компот, куда идут и ягоды, и листья.

Много на Памире шиповника с цветами разной окраски. Шиповник с желтыми цветами встречается не часто. Обычен розовый или белый шиповник.

Конечно, основное время цветения – весна, но летом разнообразие форм, окрасок и запахов памирских цветов, может быть, более восхищает путешественника, потому что обнаруживаются они часто неожиданно в крошечных оазисах среди высушенных склонов, в камнях среди скал, над ледниками и даже на самих ледниках.

Вблизи родников часто встречаются островки зарослей таволги с дурманящим запахом.

На береговой отмели реки Муксу я наткнулся на цветы, напоминающие орхидеи.

Знаменитая родиола розовая, или золотой корень, помогает больным, а здоровым прибавляет сил и бодрости. А её родственница родиола холодная – более красивая, но в медицинских справочниках не упоминается. Забирается очень высоко.

Символические цветы альпинистов – эдельвейсы. В Европе они занесены в Красную книгу, но на Памире их так много, что за их судьбу здесь ещё долго можно не опасаться.

Цветы можно увидеть даже на самом леднике, потому что поверхность ледника – это далеко не всегда голый лёд, фирн или снег. Ромашки угнездились на скалах ригеля между ветвями ледопада Кашалаяк, где ночью температура ниже нуля. Цветы прилепились к скалам на почти вертикальной стенке над снежным склоном.

Лето на Памире обычно очень сухое. Это облегчает путешествия по нему, если не забывать запасаться водой на безводных участках. Но нехватка влаги обедняет растительность. Лишь пряные травы, главным образом полынь, переносят летнюю сушь на удалении от текущей воды.

Река Ванч

Запах полыни – это тоже запах Памира. Более крупная растительность – только там, где есть вода.

К концу лета высыхают и самые стойкие травы. Как памятники лету стоят высохшие кусты ферулы, высота которых может быть выше человеческого роста.


РЕКИ ПАМИРА

Но вот и речка. В звоне и грохоте струй чудится музыка, голоса людей Однако – скорее пить. Даже не доставая кружки. Этот напор чистой, живительной, прохладной струи на разгорячённую ладонь будет ещё и дома сниться. Большая радость – наткнуться на выжженном солнцем склоне на сверкающие струйки в ослепительно зелёных подушках мха.

В крупных реках Памира вода чаще всего мутная. Как, например, в главной реке Памира – Пяндже. Пяндж образуется от слияния рек Памир и Вахан-Дарья. По Памиру и Пянджу проходит граница с Афганистаном.

Вода может быть и прозрачной в крупной реке, если она течёт после завала, образующего озеро. Например, в вытекающей из озера Яшилькуль реке Западного Памира Гунт, при впадении которой в реку Пяндж расположен город Хорог, или в реке Мургаб, вытекающей из Сарезского озера.

Река Мургаб, сливаясь с рекой Кудара, несущей воды Танымаса и Кокуйбеля, даёт начало реке Бартанг. Река Бартанг – следующий к северу после Гунта правый приток Пянджа – течёт в тесном ущелье, в некоторые места которого даже днём прямые лучи солнца никогда не попадают.

В узком ущелье начинает свой путь после слияния рек Мазардара и Ракзоу река Западного Памира Язгулем – приток Пянджа между Бартангом и Ванчем.

Иногда река прорезает себе путь в скалах. В узком каньоне, переходящем в тесную щель, пробивает себе путь река Сугран – приток Муксу. Через скальный каньон проходит река Дустироз – приток Абдукагора. Река Юго-Западного Памира Шахдара – крупный приток Гунта – также пробивает себе путь в скалистом ущелье, которое в верховьях реки расширяется. Долина реки довольно лесистая, так что в советское время в ней существовало лесничество, так же, как в долинах Гунта и Ванча.

В местах слияния нескольких рек долина может распахнуться, и взгляду откроются сразу несколько долин, образованных несколькими реками. Такой кругозор, например, открывается при слиянии рек Гармо, Киргизоб и Бохуд, образующих реку Обихингоу.

В широкой пологой долине река может разбиваться на множество рукавов, которые в течение дня могут менять своё русло, как в реке Танымас.

Реки Восточного Памира, как правило, гораздо спокойнее рек Западного Памира и текут в широких безлесных долинах. Такова река Мургаб задолго до её впадения в Сарезское озеро или река Аличур, впадающая в озеро Яшилькуль. Многие памирские реки начинаются, вытекая из ледового грота в языке ледника.

Камень на перевале Томаша

ПАМИРСКИЕ ЛЕДНИКИ

Всего на Памире насчитывают 6729 ледников. Ледники отличаются длиной, толщиной льда, крутизной падения, скоростью течения льда, количеством притоков, мощностью моренного чехла и много чем ещё. Одно время обсуждался проект зачернения поверхностей ледников с самолетов для увеличения стока памирских рек. Расчёт, однако, показал, что даже если зачернить все ледники, то сток увеличится всего на 2 км3 по сравнению с естественным стоком 7 км3. Проект был отвергнут.

Язык ледника, как правило, завален камнями моренного чехла. Выше лёд очищен от камней. Ещё выше на крутых участках начинаются ледопады, а замыкается ледник цирком с закрытыми или полузакрытыми снегом трещинами. Все эти участки можно видеть сразу на сравнительно коротком леднике Правый Дустироз в бассейне реки Абдукагор.

Самый большой ледник Памира – ледник Федченко – имеет длину более 70 км и является самым длинным долинным ледником в мире. В среднем его течении толщина льда достигает 1 км. Скорость его течения здесь составляет 252 м в год. Название леднику дал открывший его географ и этнограф Василий Фёдорович Ошанин в 1878 году. Длина ледника Федченко не постоянна. За 50 лет с 1914 по 1964 год язык ледника отступил на 580 м. А до этого ледник наступал. Ледник Федченко течёт с юга на север между хребтами Академии Наук и Зулумарт.

В месте впадения ледника Витковского ледник Федченко уже свободен от моренного чехла. Название леднику Витковского дал выдающийся исследователь Памира топограф Иван Георгиевич Дорофеев в честь своего учителя. Дорофеев построил первую карту Центрального Памира.

Название леднику Красноармейский дал первопроходец Николай Васильевич Крыленко, переваливший на этот ледник через хребет Академии Наук с ледника Федченко, в честь красноармейцев, входивших в состав его группы.

Одни из красивейших мест на ледниках – ледопады, образующиеся в местах крутого понижения ложа ледника. Участки ледника с полузакрытыми или закрытыми снегом трещинами – самые опасные для прохождения по леднику.


В цирках ледников открывается вся красота высокогорья. То, ради чего стремятся вверх горные бродяги.

Второй по величине ледник Памира – ледник Грум-Гржимайло. Его длина 37 км. Открыт он в 1887 году экспедицией братьев Грум-Гржимайло. Третий по величине ледник Памира – ледник Гармо. Его длина 30,4 км. Долина Гармо, дающая начало долине реки Обихингоу, замыкается вверху хребтом Академии наук с высшей точкой пиком Коммунизма. По леднику много раз прошли наши лучшие альпинисты прошлого для восхождений на пик Коммунизма по сложнейшим маршрутам южной стены, на пики Москва, Ленинград, Гармо и другие вершины. Окрестные перевалы были очень популярны у горных туристов, в том числе самой высокой квалификации.

Ледник Фортамбек – один из крупнейших ледников Памира (его длина 27 км) – также выводит к пику Коммунизма (пику Самани), но с севера из долины реки Муксу. На Фортамбеке традиционно располагался альпинистский лагерь (поляна Сулоева). Отсюда начинаются маршруты на Памирское фирновое плато, пик Москва и на другие вершины и перевалы Центрального Памира.

Один из самых известных ледников Памира – ледник Медвежий. Он невелик – длина 15,8 км. Имеет 900-метровый ледопад.

Ледник Медвежий является одним из самых изученных в мире пульсирующих ледников. Его язык может за несколько месяцев переместиться на 2 км, проходя иногда за сутки до 100 м, и перегородить долину реки Абдукагор (приток Ванча). Образующееся подпрудное озеро, прорываясь, производит разрушения в долине реки Ванч.

На ледниках можно увидеть много необычного. Трещины – явление повсеместное. Открытые трещины выглядят иногда очень эффектно.

«Грибы» с каменными шляпками на ледяных ножках образуются из-за обтаивания ледника вокруг камня и сохранения льда от таяния в тени под камнем. Такие «грибы», как на леднике Шини-Бини, часто встречаются на ледниках.

Так называемые «кающиеся», или кальгаспоры, образуются на определённой высоте в высокогорье при очень сухой солнечной и холодной погоде, большой отдаче тепла на излучение и испарение, когда прямая солнечная радиация преобладает над рассеянной. Название произошло от сходства ледяных фигур, наклонённых в сторону полуденного солнца, с коленопреклоненными монахами в балахонах. Высота фигур на Памире – до нескольких десятков сантиметров. В Андах Южной Америки высота фигур может достигать нескольких метров.

Лесенка суточных уровней таяния на стенке кальгаспоры и «леденец» – последняя стадия существования кальгаспоры.

Из-за малого уклона ледника Федченко вблизи перевала Абдукагор днём при таянии снега вода почти не стекает и застаивается между снеговыми кочками. В результате образуется ледниковое «болото». При прохождении такого «болота» можно провалиться в воду по пояс.

Одно из чудес Памира – Памирское фирновое плато. Почти плоская поверхность вознесена в процессе горообразования на высоту около 6 км. Его длина около 8 км, ширина 2–3 км. Из-за отсутствия стоков на плато накапливается снег, уплотняющийся в фирн. В 1967 году на плато сбрасывался парашютный десант. Всё прошло удачно. В 1977 году с дальнего западного края плато вертолётом снимали пострадавшего при восхождении на пик Коммунизма академика Рема Викторовича Хохлова, бывшего тогда ректором Московского государственного университета и первым кандидатом на должность Президента Академии наук СССР.

Ледник Трамплинный является единственным крупным стоком с Памирского фирнового плато. Отсюда регулярно сходят фирно-ледовые лавины. Крупные лавины сходят по леднику Трамплинный 2-3 раза в год.


ГОРНЫЕ ХРЕБТЫ ПАМИРА

Над Памирским фирновым плато возвышается пик Исмаила Самани (Коммунизма) высотой 7495 м – узловая точка Центрального Памира. Громоздкая трапеция пика Исмаила Самани видна издалека с ледника Федченко, по левому борту которого в меридиональном направлении идет становой хребет Центрального Памира – хребет Академии наук.

От хребта Академии наук в широтном направлении на запад отходят хребты Петра I, Дарвазский, Ванчский и Язгулемский. Самый северный из них, хребет Петра I, отходит от пика Коммунизма над Памирским фирновым плато чередой шеститысячников: пиков Ленинград, Евгения Абалакова, Москва.

В средней части хребта Петра I высятся эффектные пятитысячники. Один из них – пик Тиндаля высотой 5633 м над ледником Шагазы с одной стороны этого пика и над ледником Девлахан – с другой. За ним виден пик высотой 5900 м над ледником Музгазы.

Следующим к югу широтным хребтом, отходящим от хребта Академии наук на запад, является Дарвазский хребет. Он разделяет долины рек Обихингоу и Ванч. С него стекают в бассейн Обихингоу два довольно больших ледника: Дарвазский и Мазарский. Между ними расположена высшая точка хребта – пик Арнавад высотой 6080 м.

Ещё дальше к югу параллельно Дарвазскому хребту проходит Ванчский хребет, разделяющий долины рек Ванч и Язгулем. Он относительно невысок. Самые высокие вершины чуть выше 5 км.

Самый южный из хребтов, отходящих к западу от хреба Академии наук, – Язгулемский хребет. Он разделяет долины рек Язгулем и Бартанг. На востоке он проходит у южной оконечности ледника Федченко и начинается от пика Революции высотой 6974 м. Язгулемский хребет разделяется на две части – западную и восточную.

По правую сторону от ледника Федченко хребты Восточного Памира не имеют чётко выраженного направления. Иногда всех их объединяют в меридиональный хребет Зулумарт, от которого в сторону ледника Федченко отходят хребты Белеули на севере и Северный Танымас на юге. Этот массив разделяет впадины ледника Федченко и озера Каракуль.

Южнее ледника Федченко как бы продолжением Язгулемского хребта на Восточный Памир является широтный хребет Музкол, разделяющий долины рек Кокуйбель-Кудара и Мургаб. Высшая точка хребта Музкол и Восточного Памира – пик Советских Офицеров высотой 6233 м.

Дальше к югу от хребта Музкол на Восточном Памире расположен широтный Североаличурский хребет, переходящий на Западном Памире в Рушанский хребет с высшей точкой пик Патхор высотой 6080 м. Хребты разделяют долины Мургаба-Бартанга и Аличура-Гунта.

Южнее Рушанского хребта на Западном Памире проходит широтный Шугнанский хребет с высшей точкой пик Скалистый высотой 5700 м. Хребет разделяет долины рек Гунта и Шахдары.

Шахдаринский хребет – самый южный широтный хребет Западного Памира, переходящий на Восточном Памире в идущий в том же направлении Южноаличурский хребет. Западная оконечность Шахдаринского хребта – пик Маяковского высотой 6096 м. Хребет – высокий, высшая точка – пик Маркса высотой 6726 м.


ПЕРЕВАЛЫ ЧЕРЕЗ ПАМИРСКИЕ ХРЕБТЫ

Множество перевалов через памирские хребты сильно различаются степенью сложности их прохождения. Некоторые перевалы преодолеваются автотранспортом. Другие доступны для прохождения верхом. Третьи проходятся только пешком, но без применения специальной техники. Четвёртые проходятся с минимальным использованием альпинистской техники. И, наконец, самые сложные требуют использования всего арсенала альпинистской техники и высокой квалификации участников прохождения. Всего перевалов на Памире по данным справочника «Высокогорные перевалы» – 734. Большинство требует длительных подходов и отходов с преодолением водных преград, ледников, снежно-ледовых склонов и скальных участков. Иногда при преодолении перевалов приходится шесть-семь дней пребывать на высотах более 5000 м.

С простейших травяных перевалов, через которые идут тропы, открываются виды на долины памирских рек и окрестные хребты и вершины.

Среди других простейших перевалов наиболее типичны снежно-осыпные, как, например, перевал Курайшапак (высота 4650 м), ведущий из долины реки Хадырша к леднику Шапак и далее к леднику Фортамбек.

Даже сравнительно простой перевал требует осторожности в выборе пути и времени прохождения, чтобы не попасть на раскисший под полуденным солнцем снег или под камнепады.

Название пику Евгении Корженевской (высота 7105 м) дал в честь своей жены один из первых исследователей Памира Николай Леопольдович Корженевский, начавший службу в 1901 году в городе Ош офицером, а потом ставший известным географом. Пик очень популярен у восходителей разных стран.

С простого перевала Обходной (с реки Сугран на правый берег Муксу, чтобы избежать переправы через Муксу) эффектно открываются вершины средней части хребта Петра I.

Один из удобнейших путей на ледник Федченко – перевал Кашалаяк (высота 4330 м) с ледника Географического общества. Вначале подъём идёт частично по ледопаду, частично по скалам – в зависимости от ситуации. В древние времена перевал был, очевидно, проще для прохождения, и через него проникали тогда в благодатную долину Ванча из Алайской долины вооружённые киргизские отряды, грабившие местное население.

Седловина перевала Кашалаяк представляет собой широкое ледяное поле с открытыми и закрытыми снегом трещинами, которое плавно выходит на ледник Федченко.

Похоже выглядит выход на ледник Федченко с ледника Абдукагор через перевал Абдукагор (высота 5079 м) и с ледника Язгулемский через перевал Язгулемский (высота 5291 м), ведущий в самую верхнюю часть ледника Федченко. Ледник Федченко как бы перетекает через эти перевалы в долины Западного Памира.

Живописный снежно-ледовый перевал со стороны ледника Шини-Бини (бассейн рек Муксу и Сугран) на ледник Сугран (высота 5000 м) имеет экзотическое для нашего времени название – 50 лет Коммунистической партии Украины.

Пример сложного перевала – снежно-ледовый перевал Зугванд высотой 5500 м через Шахдаринский хребет между пиками Маркса и Энгельса.

С перевала Вранг через Шахдаринский хребет видны вершины Гиндукуша на границе между Афганистаном и Пакистаном.


ПАМИРСКИЕ ВЕРШИНЫ

Вершины на Памире – также на любой вкус. Хотя, конечно, ниже, чем в Гималаях. Но в Гималаях ведь зимой не ходят, а на Памире ходят. Вершина Белый Камень высотой 5224 м находится над Поляной Сулоева напротив Памирского фирнового плато. Бывалые альпинисты забегают на неё в качестве утренней зарядки. А для некоторых – это первая в жизни вершина.

Наиболее привлекают, особенно не самых искушённых восходителей, семитысячники. Самый доступный из них – возвышающийся над Алайской долиной пик Ленина. Его высота 7134 м. Первое название – пик Кауфмана (в честь туркестанского генерал-губернатора). Первовосхождение на пик сделала группа в составе Алвайн, Вин (Германия), Шнейдер (Австрия) в 1928 году в ходе комплексной экспедиции Академии наук СССР. Первовосходители поднялись на вершину не из Алайской долины, как ходят сейчас, а с юга, пройдя ледник Большой Саукдара и далее через перевал Крыленко высотой 5820 м вправо по гребню до вершины. В настоящее время вблизи пика Ленина располагается международный альплагерь. Сюда можно добраться автомашиной из города Ош или вертолётом.

От Луковой Поляны, которая расположена чуть выше альплагеря и на которой часто разбивают базовый лагерь многие группы, через невысокий перевальчик Путешественников высотой 4150 м попадают на ледник Ленина, с которого к вершине ведут два наиболее популярных маршрута. Один – в обход через скалу Липкина, на которой в 1937 году лётчик Липкин вынужден был посадить свой самолёт, где тот и остался.

По этому северному склону в 1936 году пыталась пройти к вершине стрелковая рота (70 человек) при полной походной выкладке со всем вооружением (включая станковые пулемёты), но из-за жестокой непогоды и лавин дошла только до высоты 6500 м. Этим же путём прошла в 1974 году и женская группа Эльвиры Шатаевой, гибель которой после восхождения на вершину и невозможности спуска из-за ураганного ветра стала самым трагическим эпизодом в истории советского альпинизма.

Второй путь наиболее популярен в настоящее время, по нему поднимаются уже сотни восходителей ежегодно. Он начинается крутым, хотя и несложным подъёмом по снежному склону с пологой части ледника Ленина.

По стене пика Ленина в 1968 году первым спустился на горных лыжах Валентин Сулоев. После него спускались многие. В их числе Ольга Аграновская. Почти с вершины с высоты более 7000 м первым совершил полёт на параплане Сергей Калабухов. Почти к самому началу этого подъёма доставляют иногда вертолёты.

Подъём выводит на плато под крутыми склонами пика Ленина, называемому «Сковородой» по причине обычно стоящей здесь в летнее время жары. При выборе места для лагеря на «Сковороде» приходится выбирать между опасностью схода лавин со склонов пика Ленина и опасностью падения отдельных камней с правого по ходу скалистого склона. Со «Сковороды» крутой снежно-ледовый склон уходит за скальным выступом на гребень вершины Раздельной высотой 6148 м.

Далее за вершиной Раздельной – спуск к седловине перевала высотой 6088 м, на гребне которой всегда роют в снегу пещеры – надёжное убежище при любой погоде перед подъёмом на вершинный гребень пика Ленина. Сюда был совершён первый парашютный десант в 1968 году, который прошёл благополучно. К вершине по гребню идёт сначала умеренной крутизны подъём по снежно-скалистому склону. Затем гребень становится пологим, и на высоте около 6400 м многие устанавливают предвершинный лагерь, откуда уже без груза выходят на вершину.

На предвершинное плато (высота около 7100 м) в 1968 году был совершён еще один парашютный десант, который закончился трагически. Погибли 4 парашютиста из 10. Сильный ветер вынес парашютистов на крутые склоны. На гребне часто дует очень сильный ветер, в отдельных случаях достигающий ураганной силы. Вообще, вблизи пика Ленина наблюдаются наиболее частые для Памира изменения погоды. Дальнейший путь к вершине имеет участки различной крутизны, которые обычно проходятся без веревочной страховки. С вершины пика Ленина открывается вид почти на все высочайшие вершины Памира.

Следующий по доступности из семитысячников на Памире – пик Евгении Корженевской (высота 7105 м). Предвершинный гребень – узкий, обрывающийся в одну сторону почти отвесными скальными склонами, а в другую – несколько более пологими снежно-ледовыми. На отдельных скальных участках гребня навешиваются веревочные перила. Первое восхождение на главную вершину совершила в 1953 году группа А. Угарова с ледника Фортамбек по северному склону. Путь к вершине по самому популярному маршруту удобнее начинать из Пыльного лагеря, расположенного на морене ледника Москвина. Отсюда недалеко и до начала подъёма на пик Коммунизма по ребру Бородкина.

При подъёме на пик Корженевской с ледника Москвина пик Коммунизма почти постоянно виден и по мере подъёма предстает в постоянно меняющемся обрамлении окрестных вершин и склонов.

Подъём от Пыльного лагеря идёт сначала по тропам, проложенным на скальных склонах и моренах с обходом ледопада и с выходом под скалы, где есть удобное, защищённое скалами место для стоянки. Затем траверсом снежного склона над ледником выходят на предвершинное ребро. От стоянки под скалами выход на траверс снежного склона делается с использованием веревочных перил.

На пологом участке ребра (расположенного на высоте около 6300 м) обычно скапливаются палатки предвершинного лагеря разных групп. Отсюда уже идут на вершину без груза.

В хорошую погоду при начале подъёма из предвершинного лагеря снова предстает во всей красе пик Коммунизма. На этом участке подъем идёт в основном по жесткому фирну. И лишь перед самой вершиной есть скальный участок, на котором используется перильная веревка.

И вот уже с вершины пика Корженевской – снова взмывающий над облаками пик Коммунизма (раньше пик Сталина, а теперь пик Исмаила Самани). Высота пика 7495 м. Первым восхождение на тогда ещё пик Сталина совершил в 1933 году великий альпинист Евгений Абалаков. Это было время стремительного освоения и преобразования Памира. Спутник Абалакова начальник Таджикско-Памирской экспедиции Николай Петрович Горбунов – управляющий делами Совета Народных Комиссаров СССР – доходит с обморожениями пальцев ног до высоты 7380 м. Абалаков и Гущин затаскивают на высоту 6900 м самописец метеостанции и радиостанцию весом 32 кг. Если бы не тяжёлая травма руки с нагноением у Гущина, то затащили бы и на вершину, чтобы сообщить о достижении вершины всему миру. Такое было время. Тогда ещё ни один восьмитысячник не был покорён. Поэтому восхождение на пик Сталина было выдающимся достижением.

В январе 1989 года на пик Коммунизма было совершено первое зимнее восхождение. Поднялись 23 человека. При спуске погибли 2 альпиниста из Ташкента. В 1993 году известнейший альпинист Валентин Божуков отметил своё 60-летие подъёмом на пик Коммунизма и полётом на параплане с высоты 6100 м.

Красивых вершин на Памире не перечесть. Например, пик Коммунистической Академии высотой 6440 м, стремительно взлетающий к небу пик Экзюпери высотой 6063 м, расположенный по левому борту ледника Федченко вблизи перевала Абдукагор, пик Тиндаля (5633 м) возвышающийся над ледниками Шагазы и Девлахан, или замыкающий верхний цирк ледника Федченко пик 26 Бакинских Комиссаров высотой 6830 м.

Почти семитысячник пик Революции высотой 6974 м закрыт другими вершинами для идущих по леднику Федченко, но возвышается над всеми вершинами, если смотреть с юга из долины Мургаба. Пик Ляпназар круто поднимается над Рошорвским Даштом в долине реки Бартанг. Высота пика Ляпназар 5990 м. Сосед пика Коммунизма – пик Гармо высотой 6602 м. Во времена первых советских Памирских экспедиций он оказался в центре проблемы «узла Гармо» – его некоторое время отождествляли с высочайшей вершиной Памира. Высочайшие вершины Юго-Западного Памира – соседи в Шахдаринском хребте: пик Маркса (высота 6726 м) и Энгельса (высота 6570 м). Стены пика Энгельса, начиная с 70-х годов, были привлекательными маршрутами для альпинистов высокого класса.

Пик Маяковского высотой 6096 м также расположен в Шахдаринском хребте, его западной оконечности. Название пику дал писатель Павел Лукницкий, вдохновенно писавший о Памире. Прямо напротив этого пика на левом берегу реки Ляджуардара, впадающей в Бадомдару, которая в свою очередь является притоком Шахдары, геологам Юдину и Хабакову вместе с Лукницким удалось разыскать в 1930 году расположение месторождения лазурита, о котором к тому времени сохранились лишь смутные слухи.


ПАМИРЦЫ

Основная часть населения Памира живёт на Западном Памире. На Восточном Памире большинство населения – киргизы. Их главное занятие – скотоводство. Долины Мургаба и Аличура – хорошие пастбища, несмотря на их большую высоту (около 4000 м). Один из вариантов перевода названия «Памир» – пастбище. Памирцы Западного Памира – исконные земледельцы, а скотоводство имеет для них второстепенное значение. Пахотной земли всего 2% от территории Бадахшана.

На иные площадки, очищенные от камней, землю приходится таскать от реки корзинами, а иногда, говорят, и тюбетейками. Почти вся земля нуждается в искусственном орошении. Строительство, ремонт и очистка арыков – важнейшее дело. Весной духу арыка приносится в жертву баран. Основные посевы – это ячмень, пшеница, просо и горох, а также картофель и табак. Со стороны жизнь в памирских кишлаках может показаться для проходящего мимо летом, да ещё в хорошую погоду, раем. Чистейший воздух. Сады с яблоками, шелковицей (тутовником), грецким орехом, урюком, вишней. Однако лето – не единственное время года, и труд сельского жителя не лёгок.

В местах, куда не могла добраться техника, зерно молотили, гоняя по току скотину, связав животных бок о бок. На фото на стр. 63 – молотьба в кишлаке Барчадив, самом верхнем кишлаке на Мургабе ниже Сарезского озера, в 1977 году.

Среди домашних животных овца считается самым чистым, священным животным. Овцы дают шерсть, молоко и масло. Помёт высушивается и используется как топливо. Мясо овцы считается самым вкусным и уступающим по вкусу только мясу дикого козла и барана. На Бартанге есть легенда, что первоначально овца вышла из облака и в сопровождении двух ангелов спустилась на землю. Если есть такая возможность, то овец и коз летом выгоняют на пастбища в верховьях долин.

Пастухи и их семьи часто живут в летовках – каменных хижинах рядом с оградами из камня – загонами для скота.

Киргизы, живущие на Памире, часто пользуются на летовках юртами. Правда, молодежь в кишлаке Ляхш в конце восьмидесятых годов уже не знала, как собрать юрту. Однако на Восточном Памире, населённом преимущественно киргизами, юрты – основное жилище на летовках.

О памирских лошадях (как и лошадях по всему свету), их характерах, взаимоотношениях с человеком, их тяжёлом труде и подвигах можно писать романы. Да и написано уже немало. Поэтому остается только полюбоваться красавицами, вольно пасущимися на лугах в верховьях реки Шагазы. На плато Тупчек, расположенном вблизи слияния рек Муксу и Кызылсу, традиционно проводился выпас табунов племенных лошадей.

Ишак, очевидно, ещё больший труженик. Относительно своего веса он может нести груз вдвое-втрое больше, чем лошадь. Замечательный знаток вьючных животных Кирилл Владимирович Станюкович так пишет об ишаке: «Ишак вовсе не глуп, но у него какой-то свой ишачий взгляд на вещи. Он как бы себе на уме и немножко чудак. Лошадь – рабыня человека, ишак – слуга. Ишаки обладают каким-то своим понятием о справедливости». Ишак может безропотно и много дней нести приличный груз, но если к этому грузу ещё чуть-чуть прибавить, он начнет бастовать – ложиться где попало, хоть посередине реки, где он может утонуть. И бить его бесполезно, как будто он вообще не чувствует боли.

Верблюды на Памире раньше были самой мощной вьючной силой на всех кочёвках киргизов и казахов. Верблюды могут нести до 200 кг. Подчиняются человеку неохотно. Могут быть злобны. Ехать на верблюде долго очень тяжело из-за постоянного раскачивания и встряхивания. Сейчас верблюд вытесняется машинами.

Фирменные высокогорные вьючные животные – яки или кутасы. В низинах гор они жить не могут. Гибнут – видимо, от перегрева. Длинная и густая шерсть спасает их от любых морозов. Летом они при свободном выпасе стремятся забраться как можно выше и ложатся на снег и лёд. Очень любят купаться в ледяной воде. В жаркий день под грузом кутас может надолго остановиться посередине реки при любом бешеном напоре воды, который может смыть и груз, и человека. Совершенно незаменим на высотах более 4-5 км на камнях и скалах. Легко совершает прыжки с грузом. Кутас незлобив и добродушен. Вес кутаса – до тонны. Сейчас их держат в основном из-за молока, шерсти, мяса. Молоко особенно ценится.

Во многих укромных местах на Памире можно встретить хижины или пещерки для охотников. Охота на Памире всегда являлась почти священным делом. Охотятся на горных козлов и баранов, снежных барсов, медведей и лисиц, горных куропаток – кекликов и индеек – уларов. По существующим преданиям каждый охотник имел свою покровительницу – пари, которая являлась ему во сне накануне охоты и подсказывала, где и на кого охотиться. Уже на охоте пари могли являться людям в виде красивых юных девушек и жить с ними как с мужьями. Так как пари может полюбить человека только во всех отношениях безупречного, то охотник в ночь перед охотой должен был очистить свои мысли, читать молитвы и спать отдельно от жены.

Горные козлы – киики и бараны – архары считаются самыми чистыми животными, так как, по поверью, их пасут духи гор – пари. Тот, кто отведал их мяса, очищается на 40 дней от всякой скверны. На охоту выходят рано утром, стараясь, чтобы никто не увидел. Если перед охотником проходит женщина, то он возвращается домой, считая, что это плохое предзнаменование.

Медвежьи следы очень часто встречаются в глухих безлюдных местах. На берегу реки Киргизоб я встретил медведицу с двумя медвежатами, которая шла внизу по плоскому берегу реки. Заметив меня, она бросилась не назад, а вверх по склону и спряталась вместе с медвежатами за камнями надо мной. Все горцы знают, что пари преследуют тех, кто осмеливается убить беременную самку или детеныша. Может, и медведица знала.

Иногда при некотором воображении в медвежьем следе можно увидеть след босой ступни человека. В рассказах о диком человеке различают гуля – высотой до 3 м, алмасты – высотой до 1м 80 см и длинноволосого невысокого войта. Часто дикого человека называют голубяваном. Специальная экспедиция 1958 года, возглавляемая авторитетнейшим исследователем Памира Кириллом Владимировичем Станюковичем, искавшая таинственное существо в течение года с проникновением в самые глухие уголки Памира и собравшая ценнейшие материалы о растительности, животном мире и даже первобытном человеке, никаких следов существования снежного человека не обнаружила.

Стреляют иногда и сурков из-за их меха и жира, который считается полезным для здоровья. Но это даже не назовёшь охотой. Сурков можно увидеть и услышать их резкий крик-свист везде, даже рядом с человеческим жильём.

С распадом Союза жизнь в памирских кишлаках резко изменилась. Техника быстро вышла из строя. Не стало многочисленных научных и строительных экспедиций. Пришлось быстро восстанавливать традиционное натуральное хозяйство.

Во время гражданской войны 90-х годов от страшных бедствий памирцев спас духовный глава исмаилитов, «живой бог», как его часто называют, Каримшах Ага-хан IV, обеспечив поставки муки, сахара, топлива, лекарств и много другого на Памир. Его портреты висят на почётных местах в памирских домах.

Говорят, прежде в домах памирцев были также портреты Сталина и Ахмад Шаха Масуда, остановившего продвижение талибов к Памиру. В 2008 году я этих портретов не видел.

Размер кишлаков на Памире, очевидно, не в последнюю очередь определяется качеством дороги, ведущей к ним. Крупный кишлак Ванч, лежащий лишь чуть в стороне от Памирского тракта, застроен в основном домами, не отличающимися оригинальностью, часто с металлическим покрытием крыш. На фотографии 1982 года таких крыш ещё немного.

Когда в первые дни моего пребывания на Памире в 2008 году меня спросили, что нового бросается в глаза по сравнению с 1988 годом (с 1989 по 2007 год мне не довелось бывать на Памире), я ответил, что это – обилие крыш с металлическим покрытием и строительство новых домов. На это мне ответили, что строительство идёт на деньги, заработанные памирцами в России.

Традиционные памирские дома имеют четырёхскатную крышу. Крыша устанавливается на пяти столбах, украшенных резьбой. Столбы имеют название в честь Мухаммада, Али, Фатимы, Хасана и Хусейна, наиболее почитаемых у шиитов. Конструкция обеспечивает устойчивость крыши даже при сильном землетрясении. По старой традиции каждый входящий должен был обращать своё приветствие к главному столбу, а хозяин, входя в дом, каждый раз повторять это приветствие. Насколько эта традиция соблюдается сейчас, мне заметить не удалось. В традиционном памирском доме вся семья (братья с женами, детьми и внуками) до нескольких десятков человек прежде жила в одном помещении. По периметру этого помещения – нары (дуканы). Центральное место в прежнее время занимал очаг с выводом дыма в центральный люк на крыше. Теперь это – световой люк. В каждом доме есть телевизор. Для сидения памирцы часто пользуются стульями или лавками.

Мазар Хаджитоб на реке Муксу

В памирских семьях прежде было очень много детей. У пожилого отца могло быть до 20 детей. Старшие дети всегда заботятся о младших. Теперь, как мне показалось, количество детей более трех-пяти – редкость.

В наши дни мужчины на Памире носят современную европейскую одежду. Полагают даже, что именно их предки и создали тот тип одежды, который сегодня называют европейским. Женщины носят платья старинного покроя, которые иногда украшаются вышивкой, и шаровары из шёлка, ситца и бархата. Паранджу на Памире никогда не носили. Когда-то в прошлом грубые домотканые рубахи из шерсти коз и овец, а также сшитые из шкур, надевали прямо на голое тело. Ткани из хлопка тогда ещё не знали.

В советское время в Горном Бадахшане был наивысший по Союзу процент людей с высшим образованием. Получали его даже в тех случаях, когда потом всю жизнь собирались пасти в горах скот. Все получившие высшее образование за пределами Горного Бадахшана возвращались домой. Говорят, и сейчас на высокогорных полях и пастбищах можно увидеть людей, изучающих в перерывах между работой английский язык или математику. Если спрашивают, зачем, то обычно отвечают, что среди гор развлечений очень мало. В 2008 году мне говорили, что Ага-хан призывает памирцев с детства изучать русский и английский языки. С русскими крепко дружить. Не знаю, по этой ли причине, но на Памире такое изумительно доброжелательное отношение к русским, которое трудно себе представить, не побывав там. И это несмотря на то, что последние наши солдаты, служившие на Памире (это были в основном контрактники, прошедшие и Афганистан, и Чечню), совершили несколько грубых акций в отношении памирцев.

Многие разговаривавшие со мной памирцы подчеркивали, что Горный Бадахшан совершенно добровольно и по собственной инициативе добился у русского царя присоединения к России ещё в 1895 году, что и теперь они хотят быть в составе России, хотя и понимают, что это невозможно.

Памирцы – народ добродушный, весёлый, общительный и правдивый. Они не озабочены накопительством. Работают лишь столько, сколько нужно, чтобы прокормить себя и свою семью. Рынка здесь раньше не было. Торговать считалось позором. Проходя в 1977 году долиной Бартанга, я видел рядом с Рошорвом, где кончалась автодорога, сложенные на земле товары, которые никто не охранял. Приезжавшие на ишаках люди просто забирали, что им положено. Такой же склад, включая ящики с водкой, на другом конце бездорожного участка. Водку на Памире употребляют с удовольствием, но пьяных в советское время я не встречал. В 2008 году основательно подвыпивших видел. Говорят, очень вкусен самогон из тутовника (шелковицы). На свадьбе в Хороге, где я побывал в 2008 году, водка не выставлялась, и уважаемый мулло следил, но не очень строго, за тем, чтобы её не употребляли.

Религия памирцев – исмаилизм. Исмаилизм – ветвь шиитского направления ислама, названная по имени Исмаила – сына шестого имама шиитов Джафара, который лишил Исмаила права наследовать имамское достоинство. Исмаилиты же считают его седьмым и последним имамом. Исмаилиты с древних времен, приняв идеи неоплатонизма, отличались спаянностью и железной дисциплиной. Они не признают ограничения прав женщин и приветствуют светское образование. Их духовным лидером является потомок Али (двоюродного брата и зятя пророка Мухаммада) и Фатимы (дочери пророка) Каримшах Ага-хан IV. В видео-роликах, которые мне довелось посмотреть на Памире в столовых и частных домах, Ага-хан выглядит как общительный, весёлый светский человек, непринужденно чувствующий себя в любой обстановке в окружении политических деятелей самого высокого ранга. Он один из самых высоко образованных людей в мире. До арабского завоевания в начале VII века н. э. основными религиями на Памире были зороастризм, буддизм а также христианство несторианского толка. Из-за особого отношения к горным козлам и баранам их рогами украшают мазары – захоронения святых. Вообще, к мазарам относят также почитаемые с глубокой древности отдельные деревья, рощи, большие камни, пещеры, расщелины в скалах. Они обычно связаны с именем какого-либо мусульманского святого, который здесь останавливался, отдыхал, молился. При подходе к мазару каждый паломник, приветствуя святое место, берёт попавшийся под руку камень и кладёт его на сложенную его предшественниками пирамиду. На ветви деревьев вблизи мазаров паломники привязывают лоскутки материи, оторвав их от одежды.

На Памире, как, впрочем, и во многих других местах на Востоке, не любят спешить в любом деле. Людей возбуждённых, кричащих, суетливых остерегаются, принимая за больных или безумцев. Первое за историю Памира преднамеренное убийство зафиксировано лишь в середине 50-х годов.

В советское время на Памире было построено очень много автодорог. Но до кишлачка на Бартанге с названием Рохац дороги так и не дошли. Рохац – красная вода по-бартангски. Насколько это отличается от Сурхоб – красная вода по-таджикски. То есть из-за оторванности друг от друга жителей отдельных долин Памира в историческом прошлом у них сложились и сильно различающиеся языки, так что они часто не понимали друг друга. Из-за большой трудности прохода по горным тропам большинство памирских долин никогда не подвергались иноземным вторжениям. Благодаря этому местные жители в значительной степени сохранили архаическое мировосприятие, духовную чистоту и непосредственность. В некоторых местах на тропах ещё используются овринги. В лучшем случае – это навесная тропа, которую сооружают, вбивая деревянные колья в расщелины скал, застилая их ветками и насыпая сверху камни. В прежние времена на тяжёлых участках отвесных скал в щели скал просто вставлялись палки, и проходящий переступал с одной на другую. Иногда выдалбливались лишь выемки для рук и ног или ставились деревянные столбы с вставными поперечинами для перехода с одного уровня тропы на другой. Иногда в особенных местах на скалах высекались надписи. Говорят, что была и такая: «Путник, помни: от тебя до могильной земли один шаг. Ты здесь как слезинка на конце ресницы».

На Памире найдено немало ценных минералов, но организации добычи даже в советское время препятствовала трудность прокладки и поддержания в хорошем состоянии дорог, а также тяжёлые условия труда на больших высотах, обычно превышающих 4 км. В 1982 году автодорогу прокладывали в долине реки Дустироз (бассейн Ванча), в местах, где велась добыча горного хрусталя. В верховьях реки Муксу, куда автодорога так и не была проложена, было найдено золото. Были перспективы добычи на Памире редких металлов, олова. Оптический кварц – горный хрусталь добывался в советское время на Памире в промышленных масштабах. Ночуя где-нибудь на леднике и считая себя в полном отрыве от цивилизации, можно было увидеть в ночной темноте огни на высоте, гораздо большей высоты места ночёвки, где, очевидно, находились люди – добытчики горного хрусталя.

Памирское месторождение лазурита вместе с Бадахшанским в Афганистане даёт лазурит самого высокого качества – густого синего цвета. Два других месторождения лазурита – Байкальское и в Чилийских Андах – дают светлый лазурит с зелёным оттенком, который ценится гораздо меньше. Бадахшанский лазурит и, возможно, памирский доставлялись караванами в разные части цивилизованного мира с глубокой древности. Этим лазуритом украшались изделия во времена Тутмоса III и Тутанхамона. Возраст находок с лазуритом в Месопотамии относят к 3 тысячелетию до нашей эры. Иногда лазурит был равен в цене серебру по весу. В древности добывался на Памире и красный рубин – легендарные лалы.

Выходы штолен пробиты в теле скалы взрывным методом. Входная штольня всего одна. От неё идут разветвления, имеющие выходы наружу. При добыче в жилу, содержащую лазурит, закладывалась взрывчатка. После взрыва куски лазурита отделялись от пустой породы и вывозились трактором по дороге, проложенной из долины Шахдары.

В советское время на территории Горного Бадахшана были созданы уникальные объекты. Один из них – Памирский ботанический сад, носивший в прошлом имя Анатолия Валериановича Гурского. Он был заложен в 1940 году на террасе над Хорогом, называемой Ишанским даштом, на высоте 2320 м Павлом Александровичем Барановым и Иларией Алексеевной Райковой. Ишанский дашт, на котором расположен Ботанический сад, до революции был местом проживания ишана – духовного главы исмаилитов на Памире. Гурский был директором Ботанического сада с 1940 по 1965 год. В саду было более 20 000 видов и сортов растений. Передано для посадки в колхозы Памира более 500 000 плодовых саженцев. Опробовано множество зерновых, овощных и цветочно-декоративных культур. Отработаны оптимальные методы выращивания полезных растений в условиях высокогорья. Теперь о существовании Советского Союза напоминают голубые кремлёвские ели и 15 тополей, посаженных в честь дружбы 15 бывших советских республик.

В конце 80-х годов Памирский ботанический сад посетил Б.Н. Ельцин. Когда ему показали 15 тополей и объяснили их символический смысл, будущий могильщик Советского Союза пробурчал, что этой дружбы никогда не было и не будет.

В девяностые годы во время гражданской войны в Таджикистане уникальные породы сада могли пойти под сруб из-за отсутствия электроэнергии в Хороге. Коллектив сада, рискуя жизнью, отстоял его. Сегодня большинство учёных разъехалось. Часть хранит верность великому делу. В настоящее время у Ботанического сада большие проблемы с водой для поливки растений. Прежние источники стали давать гораздо меньше воды из-за изменения климата. Вода подаётся из этих источников по расписанию. Зарплата директора Ботанического сада в 2008 году – 60 долларов.

Ещё до основания Ботанического сада усилиями Баранова и Райковой в 1936 году после ряда экспедиций по Восточному Памиру была создана Памирская биостанция в урочище Чечекты на высоте 3860 м. С использованием опытных участков в разных местах Памира и на разной высоте были испытаны тысячи образцов хлебных злаков, зернобобовых, овощных, кормовых и других культур, проведены исследования по улучшению пастбищ и сенокосов. Н.И. Вавилов считал Памир одним из мировых центров происхождения культурных растений.

Начиная с 1944 года и по настоящее время Памир используется как высокогорный полигон для исследований космического излучения сотрудниками Физического института им. П.Н. Лебедева АН СССР. На Восточном Памире с его чистейшей атмосферой действуют астрономическая обсерватория, пункты слежения за спутниками, работают биологи, геологи, геофизики, сейсмологи. ФИАН выступил с инициативой организации международного центра по изучению Памира и использования его как полигона для различных исследований.

С 1927 года под руководством Дмитрия Васильевича Наливкина и затем Дмитрия Ивановича Щербакова начались систематические геологические исследования Памира. Некоторые геологи, как, например, Сергей Иванович Клунников, стали легендами Памира. Вместе с геологами на реке Абдукагор в посёлке Хрустальный базировались гляциологи, наблюдавшие за пульсирующим ледником Медвежий. Постоянные наблюдения велись гляциологами за крупнейшим долинным ледником планеты – ледником Федченко.

В советское время к 1966 году на Памире было 12 гидрометеостанций и 7 постов. Гидрометеорологическую обсерваторию на ригеле над ледником Федченко построили в 1933 году на высоте 4200 м. Стены уникального здания ГМО представляют собой чередующиеся слои кошмы, фанеры, дерева и воздушных промежутков, заключённые в железный панцырь. Строительство было подвигом: транспортировка деталей и материалов станции караванами верблюдов и лошадей по горным дорогам с опаснейшими переправами через бешеные реки, прохождение караванами по хаосу камней на моренах и льду ледников, сборка здания в осенние месяцы при ураганных ветрах и морозе до 30˚ С, проживание в палатках на леднике среди трещин. На этой ГМО был получен самый длинный в мире ряд наблюдений в высокогорье за метеопараметрами и ледником. Вертолёты регулярно посещали ГМО в советское время.

И вот что увидели члены феноменальной группы горных туристов Андрея Лебедева из Московского авиационного института, прошедшие в 1999 году за 38 дней в полностью автономном походе 476 км по Памиру через 11 перевалов, из которых 3 были выше 6 км, и совершившие восхождение на пик Революции и пик Ленина: «Всё в доме свидетельствовало о срочной и неожиданной эвакуации. Питание в сети не было отключено от аккумуляторной батареи. Оставлен журнал с записями метеоданных (последние строчки относились к декабрю 1995-го)… На столе валялся почти пустой мешок мумифицированной картошки. Аккумуляторы в сарае до сих пор давали хороший ток. В шкафу стояла прекрасно подобранная библиотека».

Ещё одна гидрометеостанция выполняла, начиная с 1938 года, ответственнейшие наблюдения на берегу Ирхтского залива Сарезского озера, в который впадает с юга река Лянгар.


ПАМИРСКИЕ ОЗЁРА

В ночь на 7 февраля 1911 года в результате сильного землетрясения (по некоторым оценкам силой 9 баллов) произошёл обвал части склона хребта Музкол в долину реки Мургаб. Образовавшийся завал перекрыл долину Мургаба и накрыл спавший кишлак Усой, в котором было около 200 жителей. По имени кишлака завал назван Усойским. Как выяснилось при обследовании завала в позднейшее время, его объём составил 2,2 км3, длина – 5 км, ширина 5,3 км. Высота завала от дна Мургаба со стороны образовавшегося озера 567 м, а с противоположной стороны – 760 м. Форма завала устойчивая. Накопившаяся вода просачивается из-под завала на 210 м ниже его седловины. Из жителей кишлака Усой спаслись только трое, которые в эту страшную ночь ушли в расположенный выше по течению Мургаба кишлак Сарез.

Накопившаяся за завалом вода Мургаба затопила впоследствии кишлак Сарез и образовала красивейшее на Памире озеро, названное Сарезским. Его длина в 1987 году составила 55,8 км. Максимальная глубина рядом с завалом – 500 м. Глубина над бывшим кишлаком Сарез – 280 м. Абсолютная высота зеркала озера – 3263 м, а высота перевальной точки завала над водой – 38 м. Объём воды в озере – около 17 км3. Много писавший о Сарезе профессор геоботаник Окмир Егишевич Агаханянц утверждал, что такой прозрачной, чистой, химически безукоризненной питьевой воды в одном месте и в таком количестве больше нигде нет.

Уже почти 40 лет обсуждается проблема возможности прорыва завала озером из-за возможности обвала в озеро скалистого блока хребта Музкол при достаточно сильном землетрясении. В верхней части склона хребта Музкол на высоте 1 км над озером обнаружен тектонический разлом на участке длиной 1,5 км. Возможный объем блока 1 км3. При его срыве в озеро может образоваться по разным оценкам водяной вал высотой 250-600 м, который даже без разрушения завала будет страшной катастрофой для жителей долины Бартанга, Пянджа и Аму-Дарьи. Разрушение завала усугубит катастрофу. Землетрясения силой 9 баллов случаются в этом районе один раз в 200-300 лет. Землетрясение силой 7-8 баллов в 1935 году блок перенёс благополучно. В августе 1987 года произошёл оползень, поднявший волну высотой около 15 м, свидетелями чего были латвийские туристы, ночевавшие на противоположном берегу озера. Для уменьшения опасности прорыва предлагалось множество проектов по спуску хотя бы части объёма озера.

Усойский завал перекрыл не только русло Мургаба, но и русло его притока реки Шадау. В результате образовалось меньшее по размерам, но также очень красивое озеро Шадаукуль.

На Памире несколько завальных озер. Самые крупные из них – Сарезское, Яшилькуль, Зоркуль. В озеро Яшилькуль впадает река Восточного Памира Аличур, а вытекает река Западного Памира Гунт. Озеро древнего происхождения. Вода его спокойно переливается поверх завала.

Озеро Каракуль, расположенное в северо-восточном углу Памира, – самое большое на Памире. Площадь его водной поверхности – 364 км2, а её высота над уровнем моря – 3914 м. Максимальная глубина озера – 236 м. Стока озеро не имеет. Поэтому вода в нём горько-солёная.

Соль откладывается и на берегах озера. На значительном протяжении берега озера покоятся на льдах. Лёд есть и на дне озера. Лёд постепенно тает, и размеры озера увеличиваются. На островах – колонии чаек, гусей. Частые сильные ветры делают плавание по озеру небезопасным. Как и в других горах, на Памире много небольших озёр на моренах ледников.

Подлёт вертолёта к ГМС на леднике Федченко


ТУРИСТЫ НА ПАМИРЕ

В те времена, о которых здесь в основном идёт рассказ, то есть во времена Советского Союза, туристов можно было встретить в любом месте Памира. В восьмидесятые годы туристы уже ходили на все семитысячники Памира. А самые сложные туристические маршруты можно было, очевидно, оценивать по сложности выше, чем популярные маршруты на семитысячники.

В начале пути нужно было как можно дальше добраться на попутной машине. Иногда уже на таких участках пути начинались приключения, если мост оказывался снесённым рекой. Вообще, в памирских походах переправ обычно немало и на начальном, и на конечном участках маршрута. Если река на пути достаточно полноводна, то приходится налаживать верёвочную переправу, как на реке Дуванасу – притоке реки Муксу. Или перебираться на четвереньках по гнущимся жёрдочкам на высоте метров шесть над бурной рекой (настил над рекой Ракзоу, которая после слияния с Мазардарой дает начало реке Язгулем). Или просить помощи местных жителей для переправы людей и рюкзаков по очереди на лошади. Особенно много бывает сравнительно простых переправ, например, через речку Шапак, текущую под ледник Фортамбек.

Рюкзаки в начале пути на Памире могут быть очень тяжёлыми, если не удаётся построить маршрут так, чтобы оставить часть груза в точках, где его можно забрать позже, или не переносить груз челноком. Вес рюкзаков при выходе на маршрут в таком случае может превышать 50 кг.

Много чего ещё надо перетерпеть в начале. Это – и трудности акклиматизации, и палящее солнце, и возможный недостаток воды. А при выходе на закрытый моренным чехлом ледник приходится либо путаться в лабиринте ледово-каменистых бугров, либо продираться по рандклюфтам среди камней и грязи между ледником и его скалистым или конгломератовым берегом.

Первые перевалы технически просты, но тяжелы физически, особенно если приходится подниматься по мягкой осыпи, сползающей вниз. При установке лагеря место под палатку часто приходится выравнивать, выковыривая камни покрупнее и закладывая впадины мелкими камешками. Иногда и палатку-то негде поставить. Приходится ютиться на ночь на уступчиках, закрепляя все вещи на перильной верёвке, да и себя пристегивая к ней. Но всё же все эти напасти ненадолго. И радость от хорошей погоды и красоты вокруг сразу же смывает всё досадное, что осталось позади.

При выходе на открытый ледник путь становится интереснее. Особенно красивы бывают участки с ледопадами. Применение даже нехитрой техники, например, ледовых крючьев и верёвки, замедляет передвижение и даёт возможность немножко отдыхать.

Подъём открывает всё новые красоты. Словом, жизнь налаживается. И уже лагерь ставится веселее. И уже начинаются разговоры с шутками и подначиванием. Вообще, в удачно сложившейся команде общение на привалах – одно из самых больших удовольствий путешествия. Ведь ходят академики и слесари, физики и лирики, медики и инженеры. И всем есть что сказать друг другу. Среди камней и льда люди, как в бане, стоят столько, сколько они заслуживают. А сколько именно, обнаруживается уже чуть ли не на третий день пути, если команда собралась впервые.

В горах немало опасностей. Иногда случаются трагедии. В разных уголках Памира можно увидеть могилы и памятники закончившим свой жизненный маршрут здесь. В 1962 году после восхождения на пик Гармо погибли два англичанина. Уилфрид Нойс и Джон Хант были участниками первой успешной экспедиции на Эверест. Памятник был поставлен вблизи Зелёного лагеря, где базировалась совместная англо-советская альпинистская экспедиция.

Крест на мемориальном камне, на котором несколько памятных досок, в Международном альплагере в месте слияния ледников Москвина и Вальтера под пиками Корженевской и Коммунизма, поставлен матерью Николая Волкова в память о погибшем сыне, возглавлявшем перед своей гибелью горный туризм в Федерации туризма.

Женская команда погибла в 1974 году вблизи вершины пика Ленина из-за ураганного ветра. Тогда погибавшие одна за другой девушки шептали по рации свои последние слова крепким мужикам, а тем оставалось только плакать кровью от невозможности их спасти. На памятнике – следы вандализма. Фотографии кем-то сняты.

Памятная доска находится на могиле Эльвиры Шатаевой – лидера женской команды, погибшей на пике Ленина.

Но жизнь все равно берёт своё. И люди всё равно будут идти, и идти в горы. И полной мерой радоваться там жизни.

Теперь на Памире очень много туристов из Европы, Америки, Японии самого различного возраста.

И все же для туристов приходит время возвращаться домой. Обычно к вечеру проходятся последние километры до кишлака, откуда тебя уже повезёт машина. Горы засыпают. И вот слова Окмира Агаханянца – неустанного ходока по Памиру: «Ночью, когда всё окружающее тонет во мраке и только огромные звёзды глядят на горы, становятся ощутимее запахи Памира… Памир пахнет полынью и пылью, нагретыми за день камнями и дымом кизяка, свежестью горного ветра и мёдом цветущей джидды, талой водой ледников, саманными стенами дувалов, зерном хирманов, смолой камоля и арчи, лошадиным потом, яблоками, тонким ароматом листвы грецкого ореха, млечным соком одуванчика, подсушенным сеном, обрызганной водой дорогой, губоцветными, кожей сёдел, иногда асфальтом, а чаще чем-то непонятным… Запахи смешиваются… при явном преобладании запаха полыни».

Пора прощаться с Памиром. Можно ещё понежиться в горячих целебных серных источниках Гарм-Чашмы. Посидеть в чайхане. Потолкаться и пошутить на базаре. Выбрать душистую дыню, чтобы привезти домой этот истинно среднеазиатский сувенир. Полюбоваться памятниками великой древней культуры: Гур-Эмиром – гробницей эмира Тимура (Тамерлана), создателя могучего государства, желавшего превратить Самарканд в сияющую точку мира; ансамблем мавзолеев Шахизинда, в котором отразилась исламская история Самарканда, существующего уже 2500 лет; поражающим изумительным изяществом пропорций мавзолеем Исмаила Самани – основателя таджикской государственности, похороненного в Бухаре. Он правил с 892 по 907 год. Это его именем названа теперь высочайшая вершина Памира, носившая ранее имя Сталина, а затем именовавшаяся пиком Коммунизма.

А потом поезд унесёт нас через плоские, выжженные солнцем казахские степи мимо дороги, уходящей вроде бы в никуда, а на самом деле в будущее – к космодрому Байконур, откуда, быть может, взмоют когда-нибудь корабли с путешественниками по неизвестным нам ещё мирам.

И всё же прощай, Памир. Горы будут засыпать и просыпаться без нас. Наши тени на склонах памирских гор растают. На этом закончим словами из сказки горных таджиков: «Они достигли желаемого. Пусть и вы достигнете желаемого».





Оглавление

COPYRIGHT © 2005-2014 | сопровождение сайта www.astramarketing.ru
Рейтинг@Mail.ru